соцсети
Версия для слабовидящих
Слушать
«FM на Дону»
105.2 FM
Смотреть передачи
ТК ПРИМИУСЬЕ

Моя любимая малая родина!

 В редакцию нашей газеты обратился из Новошахтинска наш читатель, Василий Григорьевич Гончаров – коренной житель слободы Барило-Крепинской: «Я всю жизнь собирал историю Приазовья и своей Бариловки! Записал все собранное аж на две карты памяти в телефоне. Хотел отдать на сохранение сыну, но он умер… Прошу, опубликуйте хоть что-то, пусть люди читают и пользуются, пока я еще жив! Ведь знать историю – это так важно, чтобы не повторять ошибки прошлого!»

Бариловка очень красива весной

 Конечно, мы откликнулись на просьбу Василия Григорьевича, публикуя выдержки из его обширного труда, присланного в нашу редакцию. Больше, к сожалению, не вмещает газетный формат. Но мы обязательно свяжемся со школьным музеем слободы Барило-Крепинской и передадим учителям на хранение все сведения, пересланные нам историком из Новошахтинска.
 – Историю своей малой родины – слободы Барило-Крепинской и Северного Приазовья, где оно расположено, я исследую уже много лет. За последние 800 лет кому только моя родная земля не принадлежала! И грекам, и татарам с монголами, и туркам, и полякам, и казакам – запорожским и донским, и московским царям. А как богата ее история, сколько разных народов здесь селилось! Сравните речь в Бариловке и в соседней Аграфеновке – аграфеновский говор певучий и растянутый, а бариловский – отрывистый и короткий. Когда я был еще маленький, моя бабушка в Бариловке меня заставляла: «Иди ножки баныть». Зато, когда я приезжал в Аграфеновку с ночевкой, моя тетя Тоня спрашивала меня: «Вася, ногы мыть будышь?» Жаль, не приходилось мне в детстве ночевать в соседней Атамано-Власовке, там наверняка тоже было бы «банить», - хутор-то казачий… А вот от украинцев я слышал выражение «совостожив купальню» - построил баню. Вот так мы все, с виду одинаковые, говорящие на одном языке, имеем разные корни.
 С 16 веке, когда возникла Речь Посполитая, усилился гнет украинцев. И они стали частично переселяться под начало московского царя, селясь по Северскому Донцу слободами, вследствие чего и возникла Слобожанщина. В слободах которой, освобожденные от налогов и других повинностей селились, в основном, стрельцы, пушкари и ремесленники. Кстати, это во многом объясняет распространенные в нашей Бариловке фамилии Стрельцов, Пушкарев и Гончаров. В 17 веке отток малороссов из Речи Посполитой еще более усилился. Хотя, конечно, на месте нашей Бариловки и тогда еще было Дикое поле, так что продать вылепленный из глины горшок никакому гончару было бы просто некому…
 Более благоприятным для заселения нашего Приазовья стал 18 век, когда, согласно сохранившимся документам, русских – малороссов и великороссов – в Приазовье проживало уже более 20 тысяч человек и была создана Азовская губерния. Правда, после неудачного Прутского похода и уступок туркам, русские снова вынуждены были оставлять обжитые было места и переселяться в Черкасск и Воронеж. Потом была война с Турцией при Анне Иоанновне, а так же раздел земель между запорожскими и донскими казаками по рекам Миусу и Кальмиусу, появление Темерницкой таможни (будущего Ростова-на-Дону) при Елизавете Петровне. Однако лишь при Екатерине Великой наше Приазовье, а вместе с ним и моя родная Бариловка, окончательно стало русским. И начало заселяться…

Барило-Крепинский СДК


 Здесь тоже интересно обратить внимание на тот факт, что в нашей местности отсутствует такой населенный пункт, как деревня. Зато есть хутора, села, слободы и станицы. И в этих названиях тоже отражена история возникновения населенного пункта. Станица – всегда казаки. Хутор – казаки, среди которых жили и крестьяне – как малороссы, так и великороссы. Население села – чаще всего крестьяне-малороссы. Слобода – великороссы или обрусевшие малороссы. Однако точных границ не провести – слишком уж все перемешались за века. Хотя, как моя бабушка вспоминала, «казаки не любили хохлов, и били их кнутами, если заставали на своей земле».
 При Екатерине Второй запорожское казачество было упразднено, и многие жители Сечи переселились к нам на Дон или на Кубань. А само Приазовье, территория которого была разделена на округа, стало заселяться особенно активно. Мой родной край вошел в состав Таганрогского округа. Именно в эти времена в результате раздела Польши сюда перебралось и множество польских семей, обретающих в Приазовье вторую родину и свободные земли, на которых можно было бы вести хозяйство. Именно при Екатерине в нашей местности поселились и переселённые из Крыма армяне и бежавшие от турок греки.
 При Александре Первом сюда же были переселены и бывшие беглые крестьяне из станичных юртов Всевеликого Войска Донского, которых чиновники ранее приписывали к различным юртам за взятки. Возможно, именно это насильственное переселение на Миус и Несветай и повторное закрепощение и стало одной из причин прокатившихся по всему Приазовью в 1820-х годах крестьянских восстаний…
 По рассказам моей бабушки Феклы Карповны 1880 года рождения и моего отца Григория Михайловича 1909 года рождения, а так же старейшего в Бариловке школьного учителя Кирилла Антоновича Шевченко 1890 года рождения, история Бариловки начиналась со времен Екатерины Великой. Хотя наиболее четко начинает прослеживаться с начала 19 века, именно в период крестьянских восстаний. На карте 1806 года, например, обозначен хутор Исаев.

Строительство средней школы в Бариловке

Справка «Делового Миуса»:
Первым поселенцем слободы Барило-Крепинская явился в 1779 году казачий старшина и премьер майор Иван Исаев, который получил разрешение при проходящем в этом месте почтовом тракте установить постоялый двор для «довольствия проезжающих съестными и питьевыми припасами». (Настольный журнал войсковой канцелярии за 1779 год №508, войск. архив). Посёлок носил имя Крепинский-Исаев (Малая Дьяковка), находился на правом берегу речки Крепкой. На карте 1806 года он, действительно, значится уже как хутор Исаев. В 1876 году в уже посёлке Крепинский-Исаев в построена одно престольная церковь деревянная во имя святого князя Александра-Невского.

 А вот управляющим Ивана Исаева, которого в Бариловке до сих пор называют «пан», был Филипп Гончаров, возглавлявший Большую Дьякову слободу, которая сейчас расположена на территории ЛНР и называется селом Дьяково. Именно благодаря переселенцам из Большой Дьяковки наша Бариловка получила еще одно название – Малая Дьяковка, или Исаево-Дьяковка. Хотя весь девятнадцатый и даже в начале двадцатого века народ звал ее просто Исаевкой.

Школьники убирают могилу Героя


 Так вот, именно Филиппа Гончарова, управляющего Исаевкой, я и считаю основателем своего рода. Хотя, конечно, у него тоже были родители, о которых теперь ничего не известно. Жил он примерно в районе 1825 года. И именно при нем Исаевка была заселена крестьянами из-под Воронежа и из харьковского-луганской Слобожанщины. Мне приходилось там бывать и слышать, как в той местности «балакають». Точно так же, как было в Бариловке в моем детстве в 40-х –50-х годах прошлого века. Не напильник. А «терпуг», не лестница, а «драбына», не топор, а «сокыра», не спички, а «сирныкы». Так что точно – оттуда были переселенцы…
 Девятнадцатый век, за исключением крестьянских волнений и отмены крепостного права никак не сказался на судьбе моей родины. А вот двадцатый принес очень много событий. Самое главное из которых – смена названия. Есть два мнения, когда произошло событие, давшее повод к смене названия Исаевки на Бариловку. Согласно первой версии, все случилось в 1918 году, а согласно второй – в 1921. Неподалёку от реки Несветай у села Дарьевка раньше была криница с очень вкусной водой, я еще застал ее в детстве. Сейчас она исчезла. Возле этой криницы всегда отдыхали, когда куда-то ехали. Не миновали ее и три конника – братья Барило, возвращавшиеся в Исаево-Дьяковку из Ростова – первые коммунары нашей слободы, чтобы донести односельчанам известия о 1-м Съезде Советов, прошедшем в апреле 1918 года. За коммунарами следили белоказаки хутора Таврического, который до сих пор еще известен как «8-я сотня». Они их и погубили. Расправу видели крестьяне, работавшие в поле… Об этом мне в детстве, рассказывал мой отец. Погибших братьев Барило похоронили на местном кладбище, а слободу переименовали в Барило-Крепинскую.

Справка Делового Миуса:
Барило – исконная и очень распространенная в слободе фамилия. В переводе с польского и украинского – «бочка». Согласно сведениям, полученным от уроженца слободы – журналиста Геннадия Науменко, бабушка которого тоже носила фамилию Барило, трое погибших братьев были комбедовцами – представителями комитета бедноты. Их расстрелял под утро из нагана неизвестный в шинели. Говорили, что незадолго до этого комбедовцы в Исаевке поиздевались над проезжими армянами-торговцами, ехавшими домой под Ростов из Украины: избили их и ограбили, но отпустили. А те – отомстили, как смогли… В расправе уцелела лишь девочка по имени Ульяна – Геннадий Петрович помнит ее уже старой женщиной, умершей в конце 70-х.

 В нашей сельской местности людей часто называли не по фамилиям-отчествам, а по прозвищам и даже кличкам, которые часто могли перерастать в фамилию, официальную или не официальную. Иногда они были очень обидными, кстати… Была такая и в моей семье. Когда у нас в Приазовье началась мобилизация, проводимая белоказачеством генерала Краснова, то она была «добровольной», просто проходила под таким лозунгом: «Хочешь – записывайся в армию Краснова. А не хочешь – расстреляем». Кстати сказать, даже у большевиков при коллективизации было мягче: «Хочешь – записывайся в колхоз. А не хочешь – мы тебя отправим в Сибирь и отберем в колхоз все твое имущество». Так вот, при Краснове моему дедушке Михаилу было сильно за сорок лет, а его стали заставлять записываться в армию. Так он был вынужден был уйти в степь, сделать там себе в стогу соломы «кубло» и жить в течение нескольких месяцев. С тех пор и прилипла к нашей семье эта кличка. Даже обо мне среди пацанов по слободе говорили: «Васька Кублив»! Возможно, потому, что поступок деда повторил и мой отец, прятавшийся вместе с Андреем Рябовым в 1941 году от немцев в земляной яме, когда вышел из окружения и вернулся домой. Осенью 1941 он гнал сельскохозяйственную технику на восток, чтобы не досталась фашистам. Но в Сальских степях попал в окружение. И принял решение взорвать все тракторы и сеялки, чтобы они не достались немцам. А сам буквально чудом сумел избежать пленения и вернуться в родной дом…
 От этих пор сохранились воспоминания моей семьи, как немцы расстреляли советских активистов в яру на Булгарии, и как всех жителей слободы сгоняли, чтобы они это видели. И как потом еще раз расстреляли в Гнилой балке уже пацанов 14-16 лет за то, что те пытались похоронить тех, первых расстрелянных бариловцев на кладбище… И как одному из наших пацанов – Николаю Галину – спустили до пола штаны и, смеясь, стреляли вслед, заставив голышом бежать по всей улице. И предупредили: «Поднимешь штаны – убьём». Вот так издевались над людьми…


 Есть один момент в истории моей слободы, вызывающий мои сомнения. Официально считается, что ее освободили в феврале 1943 года. А в 2008 году по моей инициативе в Бариловке был открыт памятник летчику Тодорову Петру Семеновичу, который уничтожил в небе над колхозным садом (в сторону Атамано-Власовки) два фашистских самолета. Второй – тараном. Этот подвиг летчик совершил 5 мая 1943 года. Тело погибшего героя нашли советские войска, хотя искали его и немцы, выславшие на место падения нескольких мотоциклистов. Так вот, моя мама Мария Михайловна Гончарова, бывшая свидетелем всего этого, утверждала, что Бариловка была освобождена именно в тот день, 5 мая, к ночи. А уже 6 мая утром после торжественного митинга, погибшего летчика с почестями захоронили на нашем слободском кладбище.
 Я узнал, что по учетным данным Центрального Архива Министерства обороны летчик Тодоров Петр Семенович до сих пор числится как без вести пропавший 6 мая 1943 года! И на мое обращение в Министерство обороны с целью присвоения летчику за его подвиг награды мне ответили: «Правом возбуждения ходатайств о награждении обладали командиры воинских частей. Как исключение – возможны награды на основе нереализованных наградных материалов, оформленных в период 1941-1945 годов… Нереализованных представлений Тодорова П.С. не обнаружено…»
 Может быть, хотя бы эта публикация пробьёт брешь в бюрократической стене? И похороненный в Барило-Крепинской летчик-герой Петр Семенович Тодоров из списка «без вести пропавших» перейдет в официальный список героев Великой Отечественной войны.
 А вот относительно дня освобождения моей слободы… Мне удалось отыскать еще пока живого свидетеля этого события. Это Ушанёва Полина Петровна, которой 86 лет и которая сейчас живет в слободе Родионово-Несветайской. Девятилетней девочкой она видела, как бился в небе Петр Тодоров и два немецких самолета. И заявляет: «Мы бигалы по зеленой травки». Выходит, точно не февраль…
 А вот послевоенные годы помню уже и я. Огромный огород на левом берегу реки. Мельница на речном изгибе. Потом при колхозе Красный великан там установили дизельный водяной насос, который по лоткам подавал воду почти до Мыколивской горы. И на этой обширной площади выращивали капусту, огурцы и помидоры. А на самом верху, на склоне, были стеклянные колхозные парники, в которых выращивали рассаду… Главным предприятием была, конечно, восстановленная МТС. А при ней – столовая, папа водил меня туда кушать котлеты. Для деревни это была новинка, как и хлеб кирпичиком. Дома мы тогда ели мясо, а хлеб пекли круглый.
 Первый телевизор у нас в слободе появился в 1955 году. Его поставили в маленькой конторе МТС. С антенной столько навозились тогда. Высоченная, здоровенная, ее ставили двумя тракторами и толстенными тросами. Зато, когда установили ее и включили телевизор, вся слобода сошлась. Диво!
 В 1957 году МТС упразднили и правление колхоза, который стал называться «Правда», перешло в его конторское здание. В 1967 году построили столовую и гостиницу, еще раньше – баню и новые мосты. А в 1968 году у нас появился дом культуры и начала строиться птицефабрика! Мне, кстати, как прорабу, какое-то время пришлось курировать это строительство…
 Вообще, я к Хрущеву, а именно в его время все это начинало строиться, отношусь с уважением. Да, волюнтарист, да, горячий, да, хотел немедленно в коммунизм. Но пенсии людям на селе дал, зарплату повысил, рабочий день подросткам сократил с сохранением заработной платы. Отменил плату за обучение в вузах, обеспечил сотни тысяч семей жильем, пусть это были и не хоромы. И да, поднял-таки закупочные цены на сельхозпродукцию, спасая деревню…
 В 1970 году в состав тогдашнего Барило-Крепинского сельсовета входили Алексеево-Тузловка, Атамано-Власовка, Бунаково-Соловец, Ивановка, Маяки, Нагорно-Тузловка, Новопрохоровка, Новый Труд, Тимский, Филинский, Аул, Васильево-Тузловка и Поповка – вот сколько населённых пунктов! Некоторые из них в «семидесятых» были расселены и сняты с учета, как неперспективные…
 А потом была эпоха перестройки, которая привела лишь к развалу СССР и возврату у капитализму. В 2010 году наш колхоз «Правда» преобразовался в СПК, а еще через два года – в ОАО «Правда». Которое затем слилось с ОАО «Рассвет», получив его название. Тогда же появились и крупные холдинги, хозяева которых ни разу не были в наших краях… Одному из таких и продали свои акции бывшие колхозники из Бариловки. Как все сложится дальше, не знаю.
 Но все равно моя Бариловка не плохеет для меня, а только хорошеет. Хотя последний наш «изм» (я строй имею в виду), надо сказать, принес в души людей и в их отношения немало грязи. Обидно, когда одни покупают себе футбольные клубы за границей и острова в океане, а другие не доедают. Но, скажу я вам, для меня ведь не «измы» главное, «капитал» они или «социо». Главное – чтобы людям в своей стране было хорошо жить… Так что Бог с нами. Мы к нему вернулись, а это – главное.

 Записала Елена Мотыжева

Все статьи

Комментарии пользователей

Ольга 22 янв 2023 в 20:36 # Ответить
new comment
Интересует история хутора Атамано-Власовки- прародины предков, родственники сейчас живут в Барило- Крепинской. Буду благодарна за контакты Василия Григорьевича. Спасибо.

ОтменитьДобавить комментарий

Ваше имя:
Комментарий: